ПРАВОВОЙ ОБЗОР ПРОЕКТОВ ФЕДЕРАЛЬНЫХ ЗАКОНОВ

Проект федерального закона № 198484-5 «О внесении изменений в Федеральный закон "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях обеспечения гарантий прав детей на надлежащее воспитание», внесённый депутатами Государственной Думы Мизулиной Е.Б., Борзовой О.Г., Герасимовой Н.В.,  Морозовым О.В., Исаевым А.К., Ивлиевым Г.П., Васильевым В.А. и  Плигиным В.Н.   8 мая 2009 года Названным законопроектом в текст Федерального закона «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» (далее – Федеральный закон) вводится понятие воспитания, а также понятие надлежащего воспитания. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что «введение указанных понятий позволяет сформулировать требования к процессам воспитания детей в образовательных учреждениях и иных социальных учреждениях для детей, к информационной безопасности детей,  задействовать существующий механизм уголовно-правовой защиты детей от тех недобросовестных родителей, иных законных представителей, которые не обеспечивают надлежащее воспитание, что до сих пор было затруднено из-за неопределенности понятия «надлежащее воспитание». То есть попытка определения на законодательном уровне понятия надлежащего воспитания делается с целью возможности юридической квалификации процесса воспитания как надлежащего или ненадлежащего и наступления правовых последствий в виде ответственности. Однако сами понятия воспитания и надлежащего воспитания определены не юридически. Так, согласно пункту 1 статьи 1 новой редакции Федерального закона, предлагаемой законопроектом, «воспитание – целенаправленный и непрерывный процесс воздействия на физическое, психическое и духовно-нравственное развитие ребенка, направленный на подготовку его к самостоятельной жизни и заключающийся в формировании у ребенка навыков поведения, соответствующего духовно-нравственным ценностям и интересам российского общества». Но что является духовно – нравственными ценностями и интересами российского общества, в данном определении не раскрывается. Согласно пункту 4 статьи 1 предлагаемой редакции Федерального закона «надлежащее воспитание ребенка – воспитание, основанное на  уважении к родителям, к России, ее истории, традициям и культуре, к Конституции Российской Федерации и к законам Российской Федерации, на идеалах мира, терпимости, свободы, равенства и справедливости, дружбы между народами, этническими, национальными и религиозными группами». Под такое неконкретное понятие можно подвести любые ценности, а точнее в нём уже заложена основа приоритета либеральных ценностей, которые, в данном случае утверждаются как надлежащие духовно – нравственные ценности и интересы российского общества. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что такое определение соответствует Конвенции ООН о правах ребенка и является составной частью права ребенка на воспитание в широком смысле. Сама постановка вопроса об определении со стороны государства тех или иных духовно – нравственных ценностей в качестве надлежащих и обязательных является нарушением права родителей на воспитание детей, установленного в статье 38 Конституции Российской Федерации, а также в статьях 1, 63 Семейного кодекса Российской Федерации (далее – СК РФ) и представляет собой попытку вмешательства государства в дела семьи.В пояснительной записке к законопроекту указано, что данным проектом  федерального закона предлагается определить принципом государственной политики в интересах детей принцип приоритетности прав и интересов ребенка по отношению к конституционным правам и свободам других категорий граждан (подпункт «а» пункта 2 статьи 1 законопроекта). В пояснительной записке к законопроекту говорится, что это соответствует принципу протекционизма в отношении детей, продекларированному в Конвенции ООН о правах ребенка. Между тем, Конвенция  ООН о правах ребенка, признавая необходимость наилучшего обеспечения интересов ребенка, не устанавливает приоритета прав детей над конституционными правами и свободами других лиц, включая родителей. Не допускает этого и Конституция Российской Федерации, часть 4 статьи 15 которой устанавливает приоритет международных соглашений Российской Федерации над законами, принимаемыми в Российской Федерации, но не над самой Конституцией Российской Федерации, имеющей высшую юридическую силу, придаваемую ей всенародным голосованием. Согласно части 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.Следует заметить, что согласно пункту 1 статьи 9 Конвенции «государства-участники обеспечивают, чтобы ребенок не разлучался со своими родителями вопреки их желанию, за исключением случаев, когда компетентные органы, согласно судебному решению, определяют в соответствии с применимым законом и процедурами, что такое разлучение необходимо в наилучших интересах ребенка. Такое определение может оказаться необходимым в том или ином конкретном случае, например, когда родители жестоко обращаются с ребенком или не заботятся о нем или когда родители проживают раздельно и необходимо принять решение относительно места проживания ребенка».Законопроект по – существу представляет собой механизм реализации упомянутого положения части 1 статьи 9 Конвенции ООН о правах ребенка. С этой целью законопроектом предлагается дополнить Федеральный закон статьёй 8.1, содержащей законодательные гарантии права ребенка на надлежащее воспитание и заботу. Согласно подпункту 9 пункта 2 данной статьи право ребенка на надлежащее воспитание включает право на безопасность и защиту от грубого обращения или оскорбления, физического или психического насилия, эксплуатации. А право ребенка на заботу, включает в себя «обеспечение ребенку уровня жизни, необходимого для его физического, психического, социального, духовного и нравственного развития, его материальное содержание, в том числе обеспечение питанием, одеждой, обувью, жильём, а также уход за малолетним ребенком».

Согласно пункту 5 статьи 8.1 новой редакции Федерального закона, предлагаемой данным законопроектом, «за ненадлежащее воспитание ребенка, неисполнение обязанности по содержанию, воспитанию ребенка, защите его законных прав и интересов родители, а также лица, на которых законом или договором возложены указанные обязанности, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации".

Одновременно в том же законопроекте устанавливается и ответственность родителей за ненадлежащее воспитание детей. Так, статьёй 6 законопроекта предлагается новая редакция пункта 2 статьи 56 СК РФ, согласно которой "Родители, иные законные представители или лица, на которых законом или договором возложены обязанности по воспитанию детей, не исполняющие либо ненадлежащим образом исполняющие обязанности по содержанию, воспитанию, образованию и (или) защите прав и законных интересов ребенка, несут ответственность, предусмотренную настоящим Кодексом и Кодексом об административных правонарушениях, а в случаях, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, уголовную ответственность».Семейным законодательством предусмотрена ответственность за уклонение от выполнения обязанностей родителей в виде лишения родительских прав (статья 69 СК РФ), а в случае, если не установлены достаточные основания для лишения родительских прав — ограничения родительских прав (статья 73 СК РФ). Статья 77 СК РФ предусматривает также возможность немедленного отобрания ребенка органом опеки и попечительства на основании соответствующего акта органа местного самоуправления при непосредственной угрозе жизни ребенка и его здоровью с последующим обращением в суд с иском о лишении родительских прав или об ограничении в родительских правах. Федеральным законом от 24.04.2008 г. № 49-ФЗ Семейный кодекс РФ был дополнен главой 22, предусматривающей возможность помещения детей, оставшихся без попечения родителей, под надзор в специальные учреждения. Причём в статье 121 СК РФ дано широкое понятие детей, оставшихся без попечения родителей, которое позволяет признать практически любого ребенка оставшимся без попечения родителей, том числе и проживающего в семье, но лишенного каких-либо благ, что в настоящее время и происходит в правоприменительной практике.Принятие данного законопроекта позволит не только временно изымать детей из малообеспеченных семей, но на законном основании лишать родительских прав или ограничивать в родительских правах. Следовательно, принятие данного законопроекта позволит лишать родительских прав или ограничивать в родительских правах, а также отбирать ребенка у родителей без решения суда, в случае, если они ненадлежащим образом воспитывают своего ребенка, в том числе не обеспечивают соответствующего материального уровня жизни. Это означает, что ребенок может быть отобран из семьи по – бедности, а также в случае воспитания в духовно – нравственных ценностях, не соответствующих интересам российской общества, определяемых в либеральном духе. Такое положение не соответствует части 2 статьи 19 Конституции Российской Федерации, согласно которой государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности, в том числе и право граждан на воспитание своих детей, провозглашенное в части 2 статьи 38 Конституции Российской Федерации.Законопроектом также предусматриваются новые меры административной ответственности за ненадлежащее исполнение обязанностей по содержанию, воспитанию, обеспечению права на образование и (или) защите прав и законных интересов несовершеннолетнего в виде наложения штрафа на родителей, иных законных представителей несовершеннолетнего в размере от тысячи до двух тысяч пятисот рублей.Новым является не только существенное увеличение размера штрафа, но и то, что он может быть наложен на родителей, законных представителей несовершеннолетних за нарушение правил пребывания несовершеннолетних в общественных местах. Такие правила в соответствии с пунктом 3 статьи 8.1 предлагаемой законопроектом редакции Федерального закона будут установлены другим федеральным законом. То есть в данном законопроекте предлагается установить конкретные виды ответственности за правонарушения, которые ещё не установлены действующим законодательством и степень общественной опасности которых неизвестна. Статьёй 9 законопроекта предлагается ввести уголовную ответственность не только за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, как это предусмотрено действующим законодательством (статья 156 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее – УК РФ)), но и за не обеспечение права на образование и защиту прав и законных интересов несовершеннолетнего, либо уходу за ребенком, совершенное родителем, иным законным представителем, если это деяние соединено с жестоким обращением с несовершеннолетним. Заметим, что в данной статье речь идёт не о побоях, истязаниях детей, причинении вреда здоровью и других преступлениях против личности, которые образуют самостоятельные составы преступлений и ответственность за которые предусмотрена в соответствующих статьях УК РФ (статьи 111-113, 115-118 УК РФ). Об этом прямо сказано в пояснительной записке к законопроекту. Речь в законопроекте идёт о мерах воспитательного характера, применяемых родителями, которые не причиняют вреда здоровью ребенка, то есть о запрете наказаний. При этом согласно примечанию к данной статье УК РФ, предлагаемому законопроектом, «под жестоким обращением понимается грубое, пренебрежительное, унижающее человеческое достоинство обращение с несовершеннолетним, включая физическое или психическое насилие над ним». Как видно из данного определения, оно касается не только физических наказаний, но и иных мер воспитательного характера, которыми могут быть признаны практически любые способы воздействия на ребенка. 

За указанные преступления законопроектом предусматривается уголовная ответственность в виде: обязательных работ до 240 часов, исправительных работ на срок до одного года, а также вводится наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет. 

Принятие этих мер не исключает, а напротив, подразумевает одновременное применение положений СК РФ об отобрании ребенка, лишении или ограничении родительских прав.Таким образом, подменяя понятие жестокого обращения с ребенком воспитательными мерами воздействия, не наносящими вреда здоровью детей, которые к тому же чётко не определены, законопроект предусматривает возможность изъятия детей практически из любой семьи, а также  привлечения родителей к уголовной ответственности, не соразмерной тяжести и общественной опасности совершённого деяния.Помимо этого, законопроект предусматривает усиление ответственности не только родителей, законных представителей и лиц, их заменяющих, а также лиц, на которых законом или договором возложены обязанности по воспитанию, обучению несовершеннолетнего, а также на руководителей образовательных учреждений, обязывая этих лиц заниматься не свойственными им функциями и возлагая конкретную ответственность за невыполнение соответствующих предписаний. Так, законопроектом предлагается установить административную ответственность в виде штрафа за нарушение порядка сообщения сведений о факте нарушения прав и законных интересов несовершеннолетнего, совершенное должностным лицом, гражданином или юридическим лицом, которым стало известно о таком факте в связи с их служебной или профессиональной деятельностью (статья 8 законопроекта), что на деле является принуждением к доносительству.Вместе с тем, в законопроекте не предусмотрено никакой ответственности должностных лиц государственных органов и организаций в случае необоснованного привлечения родителей и иных лиц к ответственности, предусмотренной законопроектом. Такое положение делает указанные органы безнаказанными и, учитывая неопределенность применяемых правовых критериев, создаёт условия для коррупции.Данным законопроектом российское законодательство приводится в соответствие с Конвенцией ООН о правах ребенка, согласно которой родители или в соответствующих случаях законные опекуны несут основную ответственность за воспитание и развитие ребенка (пункт 1 статьи 18 Конвенции). Это могло бы быть оправданным в условиях выполнения государством своих обязательств в отношении государственной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства, гарантированной в статье 7 Конституции Российской Федерации и провозглашающей Российскую Федерацию социальным государством. Такой подход соответствует и самой Конвенции, в пункте 2 статьи 18 которой говорится, что в целях гарантии и содействия осуществлению прав, изложенных в настоящей Конвенции, государства — участники оказывают родителям и законным опекунам надлежащую помощь в выполнении ими своих обязанностей по воспитанию детей и обеспечивают развитие сети детских учреждений. Законопроект же содержит лишь декларативную норму о наиболее полном финансировании публично – правовых обязательств, вытекающих из необходимости реализации общегосударственных гарантий защиты материнства, детства и семьи, не предлагая никаких конкретных мер по осуществлению помощи малоимущим семьям, созданию условий для выполнения родителями своих обязанностей по воспитанию детей, поддержки семьи, её надлежащему финансированию и ответственности государственных органов за невыполнение указанных обязательств. При таких обстоятельствах возложение на родителей всей полноты ответственности за воспитание детей, включая отобрание детей по — бедности, является необоснованной репрессией в отношении родителей, добросовестно заботящихся о своих чадах, но находящихся в трудном материальном положении. Кроме того, предусматривая ответственность за воспитание детей, законопроект одновременно лишает родителей рычагов воздействия на своих детей в воспитательных целях, права на свободный выбор системы и методов воспитания ребенка, установленного в статье 1 СК РФ. Вторгаясь в дела семьи, законопроект необоснованно ограничивает не только конституционное право родителей на воспитание своих детей, но также нарушает право ребенка жить и воспитываться в семье, закреплённое в статье 54 СК РФ. Эти положения семейного законодательства основаны на части 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации, гарантирующей государственную защиту семьи, материнства и детства.Между тем, согласно части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.В пояснительной записке к законопроекту указано, что данный законопроект является составной частью пакета законопроектов, подготовленных в рамках «Концепции государственной политики в области духовно – нравственного воспитания детей в Российской Федерации и защиты их нравственности». Инициаторами разработки данной Концепции являются Комитет Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей, Комиссия Общественной палаты Российской Федерации по социальной и демографической политике и Общественный Совет Центрального федерального округа.

Законопроект содержит также положения о внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об образовании», предусматривающие возможность включения в образовательные программы учебного предмета основ православной, христианской, мусульманской, буддистской или иудаистской культуры как составляющих неотъемлемую часть исторического и культурного наследия народов России, а также устанавливает правовой статус учреждений  кадетского образования. Однако содержание законопроекта в части внесения изменений в Федеральный закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» не содержит положений, реально направленных на духовно-нравственное воспитание детей и защиту их нравственности и не соответствует цели, декларируемой в пояснительной записке к законопроекту.

 Проектом федерального закона № 304472-5 "О внесении изменения в пункт первый статьи 80 Семейного кодекса Российской Федерации в целях уточнения структуры расходов на содержание детей", внесённым в Государственную Думу депутатами Государственной Думы Е.Б.Мизулиной, Н.В.Левичевым, Е.А.Вторыгиной предлагается законодательно определить виды расходов, из которых состоит содержание ребенка, подлежащих уплате родителями. К ним предлагается отнести наряду с расходами на питание, одежду, обувь, другие предметы первой необходимости, также расходы по обеспечению прав ребенка на жильё, образование, медицинское обслуживание, отдых и оздоровление и т.д. (перечень не закрыт и может быть дополнен участниками правоотношений по их усмотрению). Согласно пункту 3 статьи 80 СК РФ при непредставлении соответствующего содержания несовершеннолетнему, эти расходы могут быть взысканы органом опеки и попечительства с родителей в судебном порядке. Проектом федерального закона № 499136-4 "О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации", внесённый депутатами Государственной Думы Е.Ф.Лаховой, Т.А.Фральцовой предлагается вменить в обязанность органам опеки и попечительства во всех случаях непредоставления содержания несовершеннолетним детям, в том числе изъятых из семьи, предъявлять в суд иски о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей к их родителям. Предусматривается, что содержание в виде алиментов должно предоставляться детям в твёрдых денежных суммах, то есть независимо от размера заработной платы родителей, к которому помимо уже определенных относятся дополнительные расходы на содержание детей (в случае болезни, необходимости постороннего ухода и т.д., перечень не закрыт) (проект федерального закона № 167036-5), расходы на образование и содержание ребенка в период получения образования по очной форме до 23 лет, включая расходы по индексации указанных выплат (проект федерального закона № 499136-4), а также расходы родителей по обеспечению ребенка жилым помещением в соответствии с действующим законодательством, то есть по существующим нормам (проект федерального закона № 475269-4). Предусматривается возможность покрытия указанных расходов за счёт имущества родителей, их индексация, а также обязательное начисление 10% от перечисляемых в доход бюджетов субъектов Российской Федерации. Одновременно проект федерального закона № 195421-4 предусматривает увеличение мер уголовной ответственности за злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей. Санкции составляют наказание в виде обязательных работ на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трёх лет. Проектом федерального закона № 143212-4 «О внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации», внесённый депутатами Государственной Думы Е.Ф.Лаховой, К.Ж.Давлетовой, Н.А.Останиной, А.А.Сизовым, Т.А.Фральцовой, А.Н.Хайруллиным 21 мая 2005 года предлагается рассматривать дела о лишении родительских прав в обычных судах, но в ускоренном порядке с обязательным одновременным предъявлением к родителям требований:- о компенсации ребенку морального вреда и возмещении имущественного вреда, причиненного родителями, — о выселении родителей (одного из них), лишенных родительских прав, из жилого помещения в случае, предусмотренном жилищным законодательством (Примечание: согласно части 2 статьи 91 Жилищного кодекса Российской Федерации граждане, лишённые родительских прав, могут быть выселены из жилого помещения без предоставления другого жилого помещения), — об определении порядка владения и пользования имуществом, находящимся в общей долевой собственности ребенка и родителей, лишенных родительских прав или ограниченных в родительских правах; о временном отобрании ребенка у родителей; — и так далее (перечень не закрыт)  

Проект федерального закона № 408759-4 «О внесении изменения в статью 9 Федерального закона «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», внесённый Законодательным Собранием Камчатского края 20 марта 2007 года предусматривает создание единого банка данных субъекта Российской Федерации для хранения и использования информации о выявлении несовершеннолетних, находящихся в социально опасном положении, и их семьях.

Такое положение нарушает право граждан на охрану частной жизни, установленное  в статье 24 Конституции Российской Федерации, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Проект Федерального конституционного закона № 38948-3 "О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон Российской Федерации "О судебной системе в Российской Федерации", внесённый депутатами Государственной Думы Мизулиной Е.Б., Лаховой Е.Ф., Зоркальцевым В.И., Махачевым Г.Н., Чекис А.В., Чуевым А.В., Ярыгиной Т.В. 18 декабря 2000 года  предусматривает создание в Российской Федерации системы ювенальных судов по территориальному принципу (то есть повсеместно), к компетенции которых предлагается отнести все без исключения дела, одной из сторон в которых являются несовершеннолетние.Из текста законопроекта не ясны принципы организации и деятельности системы ювенальных судов, их предполагаемая структура, не определена подсудность, а главное, не указано, в какие деньги обойдётся федеральному бюджету создание в судебной системе Российской Федерации новых самостоятельных судов по делам несовершеннолетних. Таким образом, органам законодательной власти предлагается одобрить создание в государстве системы судебных органов, о которой ничего не известно и сделать это без учёта соответствующих затрат.    

Рекомендации парламентских слушаний на тему: "Законодательное обеспечение практики внедрения ювенальных технологий в деятельность судов общей юрисдикции и комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав в Российской Федерации", проходивших в Государственной Думе 12 ноября 2009 года

На указанных слушаниях выступило множество сторонников введения ювенальной юстиции в Российской Федерации, среди которых Бертран Бейнвель — представитель Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в Российской Федерации, Жан Клод Легран – Советник Регионального отделения ЮНИСЕФ по странам Центральной, Восточной Европы и СНГ, Ричард Дадарио – постоянный представитель по правовым вопросам Министерства юстиции США в Российской Федерации.

В принятых по итогам слушаний рекомендациях содержатся указания всем ветвям власти, включая Верховный суд Российской Федерации, Генеральную Прокуратуру Российской Федерации, МВД Российской Федерации, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, Комиссии по делам несовершеннолетних применять ювенальные технологии, не дожидаясь принятия соответствующих федеральных законов. То есть депутаты Государственной Думы сами открыто призывают нарушать закон, попирая правовой статус нашего государства.

Указанные рекомендации парламентских слушаний нарушают принцип разделения властей, установленный в статье 10 Конституции Российской Федерации, согласно которой государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

По итогам слушаний рекомендовано также подготовить поправки в Федеральный закон "Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних", направленные на определение роли и места Комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав в системе профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних как основных координирующих органов этой системы и как органов превентивного правосудия. Такое положение не соответствует статье 118 Конституции Российской Федерации, согласно которой правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, и также является коррупциогенным фактором. Данный законопроект в настоящее время готовится Комитетом Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей к внесению в Государственную Думу.

Поделиться
Заказать звонок
+
Жду звонка!