Стенограмма первых общественных слушаний 24 ноября 2009 г. на тему «Ювенальная юстиция – угроза семь

Противникам ювенальной юстиции, ювенальной системы не дают слова где бы то ни было, любая негативная информация замалчивается…

ХОМЯКОВ ВЛАДИМИР ЕВГЕНЬЕВИЧ: Пару слов о том, что это за слушания и с какой целью они проводятся. Слушания проводит Общественный комитет в защиту семьи, детства и нравственности, созданный совсем недавно рядом общественных организаций: православных, патриотических, родительских, военно-патриотических и т.д. С какой целью? В последнее время все больше озабоченности вызывает положение семьи, семьи как ячейки общества и как малой церкви, где закладываются основы воспитания личности. Сегодня, к сожалению, семья подвергается с разных сторон атакам и, действительно, серьезным угрозам. И, к сожалению, есть основания полагать, что угрозы эти могут быть для нее гибельны. Не будет семьи- не будет страны. Мы с вами должны это совершенно четко понимать. Именно это и побудило людей объединиться в Общественный комитет и начать общественную деятельность, и в качестве одной из приоритетных целей было выбрано противодействие такому явлению как ювенальная система, которую пытаются сегодня правдами и неправдами создать в нашей стране.  Я не буду подробнее останавливаться на этом, об этом подробнее скажут наши выступающие, но хочу обратить ваше внимание, что при этом практически все, что касается этой системы, проводится в глубокой тайне и неизвестно абсолютному большинству людей. Более того, предпринимаются серьезные усилия, чтобы большинство так и осталось не в курсе до того самого момента, когда эта система будет введена. Противникам ювенальной юстиции, ювенальной системы не дают слова где бы то ни было, любая негативная информация замалчивается, поэтому мы и собрали данные слушания, чтобы не только прорвать информационную блокаду вокруг этой темы, но и мобилизовать общественность для участия в том деле, которое уже завтра может коснуться абсолютного большинства здесь сидящих, наших с вами сограждан.

В Президиуме вы видите в основном членов Комитета, еще часть членов Комитета сидит в зале и будет сегодня выступать. Я попрошу не обижаться на то, что мы не будем давать слова людям с мест. Выдана резолюция, просьба ее посмотреть, и если есть какие-то соображения – передавать записки в Президиум, поскольку регламент будет достаточно жестким.

Сейчас прозвучат несколько коротких докладов и сообщений, которые дадут понять о сути проблемы. И первой я предоставляю слово Павловой Ларисе Октябристовне, адвокат, председатель некоммерческого партнерства «Родительский комитет», очень известный человек.

 

ПАВЛОВА ЛАРИСА ОКТЯБРИСТОВНА: Дорогие друзья и, я думаю, единомышленники, мне предстоит такая ответственная миссия – начать наши первые Общественные слушания, тем более, в таком прекрасном зале, который когда-то назывался «Россия», а сейчас называется «Пушкинский».

Уже сказали о том, что объединенный Комитет, который организовал эти общественные слушания, создан совсем недавно, но в него вошли десятки общественных организаций, которых  волнует наша страна, которых волнуют проблемы, связанные с семьей, с сохранением национальных ценностей нашей России.  Не так давно, 12 ноября, многие из нас – представители общественных комитетов – присутствовали на парламентских слушаниях в Государственной Думе, где рассматривались вопросы, касающиеся ювенальной юстиции. До этого мы присутствовали на Парламентских слушаниях, которые были посвящены изменению законодательства Российской Федерации, семейного законодательства. На последних парламентских слушаниях, когда задавались вопросы с места: «А дадут ли слово родителям?», президиум сказал о том, что парламентские слушания – это место, где говорят специалисты, ученые, а если вы хотите говорить об этом – устраивайте круглые столы. То есть родителям слово не дали. И все это было настолько удивительно и возмутительно на фоне того, что наш президент и бывший президент постоянно говорят о том, что в нашем государстве есть проблемы, мы должны создавать гражданское общество, и государство, и все должны слышать мнение народа, людей, населяющих Россию. Поскольку Парламент не желает нас слушать, мы решили сделать первый опыт общественных слушаний. Мы надеемся, что с вашей  помощью, с помощью Господа Бога общественные слушания не будут последними, что нам удастся донести средствами массовой информации то, о чем мы здесь говорим, до сильных мира сего, до простых граждан, и что те проблемы, о которых мы сегодня будем говорить, они разнесутся по всей России, и люди выработают нормальное, адекватное отношение к тем проблемам, которые стоят перед нашим государством, к тем опасностям, которые грозят нашей семье.

Мне поручено выступать первой, вы сами понимаете, что это достаточно сложно – попытаться в 10 минут обрисовать проблему.

Я представляю общественную организацию, которая работает уже более 8 лет, она называется «Некоммерческое партнерство в защиту семьи, детства, личности и охраны здоровья «Родительский Комитет». Вот уже почти 10 лет общественность своими силами пытается донести до общества ту информацию, которая должна быть у каждого человека. К сожалению, совершенно прав наш председательствующий в том, что существует информационная блокада. И наши Общественные слушания – это попытка прорвать эту информационную блокаду.

Мы с вами живем в эпоху перемен вот уже 15 лет. Изменилось название нашей страны, территория, государство, изменились отношения собственности,  жилищное законодательство, пенсионное, трудовое, — изменилось очень многое. Мы с вами узнали, что такое свобода слова, свобода вероисповедания, что такое демократия, мы узнали, что есть такое – гражданское – общество, но одно осталось неизменным в России на протяжение более тысячи лет – это понятие семьи, это право на создание семьи, право на независимость семьи, это тот столп, вокруг которого проистекает вся народная жизнь.

Почему же сейчас так заволновалось общество при словах «ювенальная юстиция»? Я недавно разговаривала с очень образованной женщиной, которой вчера на улице, где-то в центре, задали вопрос корреспонденты с кинокамерами: «Скажите пожалуйста, влияет ли как-то на Вас то, что в Госдуме собираются изменять семейное законодательство?». И она сказала : «Вы знаете, я живу семейной жизнью, у меня 4-ро детей, и меня совершенно не волнует, какое там будет законодательство, НО я знаю одно, если введут ювенальную юстицию, то моей семье придется плохо». Пройдет этот репортаж по центральному телевидению или не пройдет, но он отражает положение умов и ту информацию, которой обладает население, даже достаточно грамотное и понимающее ряд таких политических и общественных моментов.

К сожалению, далеко не все понимают, в чем же связь между ювенальной юстицией и семейным законодательством.  Я постараюсь об этом коротко сказать.

Очень трудно что-то поменять в области семейных отношений. Если кто-то придет и скажет вам или гражданам своей страны: «Я хочу  принять законодательство, по которому я запрещу родителям воспитывать своих детей», то этот человек будет просто освистан, не понят. Но если этот человек приходит и говорит: «Я несу гуманную миссию, я собираюсь защищать права ребенка, и в рамках защиты прав ребенка я собираюсь ограничивать ваши родительские права», здесь уже звучит лукавство. В настоящий момент сложилась ситуация, когда в рамках защиты прав ребенка вообще в мире и в России, в частности, внедряются новые правовые нормы, которые, говоря о защите прав ребенка, ограничивают права родителя. И, естественно, вторгаются в область семейных отношений. В этом состоит лукавство этого вопроса. Фактически родители становятся объектом санкций со стороны государства, родители признаются недобросовестно исполняющими свои обязанности, по субъективному мнению чиновников, а санкциями являются простое замечание, отобрание из семьи ребенка, лишение родительских прав и даже уголовная ответственность. Мы с вами понимаем, что это не пустые слова, потому что с экранов телевизоров, с трибун раздаются потоки истерии о том, какие жестокие родители в России. Мы чуть ли не каждый день видим по несколько кадров, когда родители истязают детей, когда говорится о том, что детей надо защищать.

Детей надо защищать, никто не против этого. Но что же такое ювенальная юстиция, и почему мы возражаем против нее? Коротко можно сказать таким образом: С 2000 года в России лоббируется несколько законопроектов (слово «законопроект» говорит само за себя – свод определенных изменений  в российское законодательство). Последний раз слушались в Государственной Думе законопроекты в 2006 году. Эти законопроекты были представлены профильным комитетом – Комитетом по вопросам семьи, женщин и детей. Проекты были отклонены, но первые слушания состоялись. На Парламентских слушаниях 12 ноября уже звучали голоса о том, что надо предлагать во второе слушание законопроекты по ювенальной юстиции.  Но депутаты Госдумы изменили свою позицию. В условиях кризиса, когда нет денег на создание ювенальных судов как таковых, где рассматриваются все дела, уголовные, гражданские, административные, касающиеся детей, — когда нет бюджетных ресурсов, когда нет поддержки общества, то просто так взять и создать ювенальные суды, не имея возможности даже набрать составы судей, не имея такого количества дел, которые должны будут рассматриваться этими ювенальными судами,  это уже становится несколько легкомысленно. И мы слышим сейчас предложения о том, что нам якобы не нужны ювенальные суды, нам нужны ювенальные технологии. Что же это за ювенальные технологии, за которые ратуют сторонники ювенальной юстиции? Когда мы были на Парламентских слушаниях 12 ноября в Государственной думе, то всем собравшимся предложили рассматривать один-единственный вопрос «Работа Комиссии по делам несовершеннолетних» в рамках, естественно, ювенальной юстиции. Выступавшие говорили о том, как плохо живется детям, какие несерьезные родители. Когда зашел разговор о том, что ювенальная юстиция прежде всего ставит своей задачей вторгаться в область семейных отношений и взять под жесткий контроль семейные отношения, когда чиновники будут решать, как вам воспитывать ребенка, как кормить его и соответствуете ли вы званию родителя, то председательствующие парламента говорили , отвечая священникам, которые выступали, : «Мы сегодня не будем говорить о семье», и говорили о том, что преступность несовершеннолетних – это основной вопрос, и мы должны разговаривать о том, как нам защитить малолетнего преступника. Однако, на этих парламентских слушаниях присутствовало подавляющее количество иностранных граждан, это были представители департамента юстиции США, которые делились опытом семейных судов штатов, это был представитель ООН по правам человека, который был несколько удивлен услышанным и сказал: «Господа, я не понимаю, о чем идет речь. Какие ювенальные технологии? Ювенальная юстиция – это система», и даже рассказал нашим депутатам и ученым, которые сидели в зале, что же такое ювенальная юстиция, выступали представители ЮНЕСКО по правам ребенка в Восточной Европе. Таким образом получилось, что все присутствовавшие в Парламенте слушали, как малоразумны дети, как нам устраивать свою жизнь в России, что такое ювенальная юстиция, и все это было на фоне лукавых заверений о том, что мы занимаемся только Комиссией по делам несовершеннолетних. Для нас это была определенная шокотерапия, мы рассчитывали найти понимание со стороны парламента, однако такого понимания не было, и членам родительских общественных организаций было даже предложено, если им не нравится ход течения, покинуть зал.

Какие же доводы приводят сторонники ювенальной юстиции, а такие сторонники есть даже среди православной общественности. Я не видела таких сторонников среди религиозных мусульманских деятелей, вообще среди мусульман, потому что приоритет родительского авторитета не только для православных, но и для мусульман, является основой их мироощущения, основой их семейной жизни, роль семьи. Вспомните Кадафи, который собрал моделей в Париже и прочитал им лекцию о роли мусульманской женщины. Они говорят о своих культурных ценностях, а мы об этих ценностях умалчиваем. Так вот, какие же доводы приводят сторонники ювенальной юстиции, когда говорят, что ювенальная юстиция необходима.

Один из первых доводов: «Российская система законодательства не отвечает международным нормам защиты прав ребенка». Существуют пекинские правила, если кто не знает, что это такое, то коротко – это международный договор, в котором очень много пунктов о том, как содержать детей в тюрьме и как давать им уголовные наказания, связанные с совершением преступления. Так вот, наше российское законодательство – одно из самых передовых и гуманных, и нет ни одного пункта пекинских правил, которое не входило бы в систему нашего и уголовного, и уголовно-процессуального законодательства. Поэтому все разговоры о том, что наше законодательство не соответствует международному,  – это неправда, это не соответствует действительности и это простая уловка, для того, чтоб завести разговор о необходимости изменения нашей системы законодательства.

Сторонники ювенальной юстиции говорят, что наше законодательство слишком жестокое, и необходимо из гуманных целей ориентировать законодательство РФ на воспитательные, а не карательные функции в отношении совершеннолетних, совершивших преступления.

Опять, как человек, близкий к системе уголовного и уголовно-процессуального судопроизводства, я могу сказать, что наше законодательство имеет все положения для того, чтобы применить к ребенку, совершившему преступление, и не первый раз, меры воспитательного характера. В нашем законодательстве содержится все, другое дело – как работают органы МВД, как работает прокуратура, как работает суд, применяют ли они эти правила. Человеческий фактор и сложившаяся практика – это основное, то, что совершается судебной ошибкой. Таким образом, мысль о том, что необходимо менять суд, что необходимо менять систему законодательства,  находится в противоречии с положением вещей истинных.  Один маленький пример: недавно в программе «Совершенно секретно» показывали трех подростков, одного из них обвинили в убийстве собственной сестры, ему 14 лет. Снимали подробно арест этого ребенка, его допрос и окончание этого дела. Допрашивали 14-летнего ребенка в США по законам США : без учителя, без педагога, без адвоката, без родителей, ребенок признал себя виновным в совершении убийства, оговорил двух своих друзей, они отсидели несколько месяцев в тюрьме, ожидая чуть ли не смертной казни, и случайно выяснилось, что убил сестру психически больной человек, дети были освобождены. Но документальность съемки показала судебную систему и следственную систему США, которая идет в сравнении с нашей российской системой. И когда нам говорят, что мы должны менять, и нам представитель департамента юстиции США рассказывает, как у них работает законодательство, нам смешно.

Сторонники ювенальной юстиции говорят : «Существующая правовая система РФ не справляется с защитой прав ребенка». Согласимся ли мы с вами с этим тезисом? Да! Практически все с этим тезисом соглашаются. Но давайте посмотрим, о защите каких прав ребенка говорят ювенальщики и о защите каких прав надо говорить.

Мы согласны, что право ребенка на жизнь не защищается нашей правовой системой с момента зарождения жизни, и право матери на аборт находится в противоречии с правом ребенка на жизнь и с правом отца иметь детей. Однако право ребенка на жизнь не защищается сторонниками ювенальной юстиции. Надо бить в набат о том, что правовая система РФ не содержит правовых норм по минимальным стандартам потребления ребенка. Всем известны размеры пособий, минимальные размеры алиментов, и как они соответствуют минимальной потребительской корзине. Но это ювенальщиков тоже не волнует. Мы подтверждаем, что снижаются правовые гарантии детей на всеобщее равное общее бесплатное образование, это тоже не интересует ювенальную юстицию. Мы подтверждаем, что до сих пор нет закона, за который бьются общественные организации, об информационной безопасности детей. СМИ полны жестокости, насилия, порнографии, эротики. Принята европейская хартия, которая открывает дорогу обязательному социальному просвещению в школе, но сторонников ювенальной юстиции не волнует информационная безопасность ребенка.

Это все те вопросы, которые нам необходимо поднимать, если мы говорим о необходимости изменения существующего законодательства в защиту интересов ребенка. Но как из рога изобилия идут истории о родителях-извергах с выводами о необходимости ужесточения наказания родителей. Недавно по ТВ сообщили, что осудили родителей, убивших своего ребенка, присяжные сочли их не заслужившими снисхождения, родителей ожидает пожизненное заключение. Куда жестче, когда есть мораторий на смертную казнь? Виновного в истязании ребенка или в любом преступлении против ребенка по уголовному кодексу следует наказать.

 Основные возражения против ювенальной юстиции:

1.Предлагаемые проекты ювенальной юстиции противоречат конституционным основам РФ, действующему законодательству, регулирующему деятельность судебной системы. Предложения сторонников ювенальной юстиции ориентированы на внедрение в РФ чуждой англосаксонской системы права, направленные на точечные изменения в законодательстве, которые разрушают при этом всю систему правоохранительных, судебных и пенитециарных органов.

2. Отсутствует единая концепция изменения семейного законодательства, судебной и правоохранительной системы. Нам предлагают говорить о частностях : о комиссии по делам несовершеннолетних, о внедрении ювенальных судов, об ужесточении наказания родителей, но никто не говорит о проблеме в целом. С 2006 года нет единого доклада о положении детей в России, а он должен быть ежегодным.

3. Почему юстиция и семейное законодательство непосредственно связаны? На парламентских слушаниях нам предлагалось внести изменение в семейное законодательство, дать юридическое определение семьи юридической, фактической, полной, неполной, традиционной, альтернативной (надо понимать гомосексуальной и лесбиянской). И все это серьезно предлагается с трибуны парламента в октябре этого года. Разрешить кому-то формулировать и давать подобные определения семьи значит разрушить понятие семьи, систему семейной жизни в России, сложившуюся за тысячелетия.

Если мы создаем ювенальные суды, которые принимают на себя функции контролирующих, воспитательных и правоохранительных органов, мы нарушаем конституционный принцип разделения властей.

Переориентация уголовных судов на воспитательные функции ведет к изменению всех конституционных основ. Дошло до того, что в Ульяновской области предлагают на помощников судей возложить обязанности переговорщика по прекращению уголовных дел в пользу преступников.

4. Ювенальная юстиция сводит на нет принцип независимости семьи, разрушает авторитет родителей, направлена на разрушение кровной семьи, традиционных семейных духовно-нравственных ценностей. Совершенно не учитываются религиозные установки конфессий, существующих в РФ. Практикуется незаконное вмешательство в жизнь семьи различных чиновников, органов социальной защиты. Уже созданы так называемые «крылатые бригады» из органов опеки, уже предлагается создать единую базу, куда войдут все неблагополучные семьи. Зачисление в базу неблагополучной семьи дает право чиновникам входить в вашу семью и давать указания, которые вы обязаны будете выполнять, а неисполнение повлечет отобрание детей.

В целом, подобная политика противоречит основной российской семейной политике, направленной на поддержку и укрепление кровной семьи и ее защиту.

Выводы, к которым мы пришли.

1.Предложения сторонников ювенальной юстиции не касаются коренных проблем российского законодательства в области улучшения положения детей в России,  не решают вопросов защиты прав несовершеннолетних, а направлена на разрушение традиционных семейных ценностей и изменение судебной системы России

2.Предлагаемые проекты ювенальной юстиции противоречат конституционному принципу независимости семьи, исключают родителей из системы воспитания,  разрушают единую судебную и правоохранительную систему, способствует коррумпированности судебных и правоохранительных органов, не соответствует национальным интересам России.

3.Они отрицательно воспринимаются обществом в целом, противоречат традиционным духовно-нравственным установкам основных религиозных конфессий.  Мы полагаем, что насильственное внедрение ювенальной юстиции, вмешательство в дела семьи, в независимость семьи, ведет к общественной нестабильности, не будет поддержано обществом.

Спасибо.

  

ШИШОВА ТАТЬЯНА ЛЬВОВНА: Я хочу остановиться прежде всего на той проблеме, которая была затронута, которая усилено раскручивается в СМИ. Еще нет ЮЮ, нет свода законов этой достаточно громоздкой, могущественной системы, которая подберет под себя разные службы, занимающиеся детьми. На самом деле, попытка внедрения ЮЮ сегодня производится через тему насилия в семье. Уполномоченный по правам ребенка при президенте Головань все время говорит, что основная опасность для детей исходит от родителей, говорит о чудовищном насилии, царящем в семьях-, но статистики такой нет (цифры смешиваются в одну массу). Говорят о предотвращении насилия в семье, а каким образом? Необходимо создать телефон, простой, чтобы ребенок мог набрать пару цифр и сообщить, что его притесняют. Более того, говорят, что уже выделена линия,  и в детских садах скоро будут объяснять, как пользоваться телефоном и как жаловаться на родителей.

Под насилие подводится практически все. Под психическое насилие может быть подведении замечание, повышение голоса на ребенка, под физическое насилие подводится и легкий шлепок, и постановка в угол. Совет Европы требует от своих стран принятия закона о запрете физических наказаний, ряд стран уже приняло, от России этого тоже требуют. Для того, чтобы пояснять, где наказывают ребенка, а где не наказывают, и создается такой телефон, по которому дети могут доносить. И в саду, и в школе будет проводиться анкетирование. Должно быть изменено и облегчено законодательство по изъятию детей из семьи. Звучат высказывания о том, что если есть подозрения, что ребенок в опасности от своих родителей, то нужно снять неприкосновенность с жилища, а с родителей- презумпцию невиновности. Это фактически переворачивает все основы нашей жизни, перечеркиваются завоевания демократии, мы оказываемся в более тоталитарном обществе, чем 40 лет назад. Тема насилия в семье сейчас приоритетна, и нужно ей давать отпор.

Несколько слов о нарушении Конституции. В Конституции есть статья 26, в которой сказано о свободе выбора воспитания. При ЮЮ людям придется жить по обязательному решению Ю суда, люди будут лишены этого права на свободу выбора воспитания. Статья 38, где сказано, что материнство, детство и семья находятся под защитой государства. О какой защите семьи идет речь, если семья практически нивелируется, если ребенка по любому поводу можно изъять из семьи? Очень интересные примеры прозвучат, когда людей лишают детей под предлогом плохих жилищных условий, таких историй в России уже не одна. Вместо того, чтобы людям улучшить эти жилищные условия, у них просто отбирают детей. У нас есть статья 40 Конституции, которая гласит: «Малоимущим, иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами». Ни один закон Росси не смеет нарушать Конституцию. Вообще, по какому праву у нас органы опеки действуют вразрез с Конституцией? Говорим о построении правового государства, а происходит правовой беспредел и нигилизм.

Взять конвенцию о правах ребенка, то ЮЮ нарушает и ее тоже, в той трактовке ЮЮ, в которой нам ее предлагают. Статья 29 конвенции о правах ребенка говорит о необходимости воспитания уважения к родителям ребенка. А если в школе и в детском саду ребенка настраивают на то, что у него только права и нет никаких обязанностей, и родители- это плохие люди, от которых он может защититься, позвонив по определенному телефону, — что это, как не дискредитация родителей? Нарушается и статья 27 конвенции о праве ребенка на уровень жизни, но это не значит, что ребенка надо изымать из семьи, если родители потеряли работу или семья потеряла кормильца. Таких случаев уже много в России, а о Западе я и молчу!

Поскольку в основе ЮЮ лежит извращенная идея, компетентные чиновники решают, кто достоин и кто не достоин иметь детей. ЮЮ «проповедует», что есть некие «жрецы», компетентные люди, которые определяют, кому с кем жить и кому с кем лучше.

Здесь очень много нарушений. Я призываю вас не отдавать детей, потому что это последнее, что есть у многих людей, и это последний рубеж, перед которым оказалось наше общество. И если это сделаем, то все будет разрушено, и Господь не простит нас.

 

МЕДВЕДЕВА ИРИНА ЯКОВЛЕВНА:…Я хочу сказать вслед за Татьяной Львовной, что семья- это малая церковь. А кто у нас глава церкви? Христос. А вовсе не чиновники ювенальных служб. Не должны чужие люди, которые не с миром приходят в нашу малую церковь, иметь на это право. Я призываю вас просто не пускать их в дом, если они придут, потому что это незаконные хозяева, и тем более не имеющие права ни на какой диктат по отношению к нашей семье.

Судя по тому, сколько народа здесь собралось,  мы не дадим разорить нашу малую церковь. С Богом!

 

Иерей Вячеслав (Кольцов) (заместитель главы душепопечительского совета им. праведного Иоанна Кронштадтского): Я посвящаю свое выступление памяти убиенного иерея Даниила, который служил в нашем храме на протяжении 3х лет, я думаю, что его дух поможет мне сегодня в том, чтобы выступить достойно.

Так получилось, что заканчивая московскую духовную семинарию, меня посетила мысль пойти учиться еще куда-нибудь, и я к своему глубокому сожалению пошел учиться в Академию государственной службы при Президенте РФ на юридический факультет, но я его успешно закончил и теперь буду рассматривать этот вопрос с позиций церковных. Вы не думайте, что Московская Патриархия вас не поддерживает, она вас всегда поддерживает, Русская Православная Церковь всегда со своим народом, просто мы находимся в таких условиях, когда нужно быть очень тонкими дипломатами.

Я вам приведу краткие выдержки из Священного Писания, апостол Павел пишет : «Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость», «Дети, будьте послушны родителям вашим, ибо это благоугодно Господу».

Что тут еще говорить? Но я зачту пугающую динамику: 20 мая 2009 года  ГД РФ ратифицировала Европейскую социальную хартию, 3 июня 2009 года подписал гарант Конституции(вы знаете, о ком я говорю), 17 октября министр соцразвития и здравоохранения Татьяна Голикова сдала грамоту в совет Европы о ратификации социальной хартии. По этой хартии РФ обязуется в течение года принять ювенальную юстицию.

Самое страшное, что народ и без того обезличен. В нас Дух Божий, мы православные. Мы должны подниматься, мы должны объединяться, мы должны вместе собраться и организовать крестный ход общероссийский с державной иконой Божией Матери для того, чтобы общественность и те самые чиновники, которые нас задавливают,- чтобы они увидели, что мы есть сила, а с нами Бог, и никуда не денешься.

Приведу вам пример. В Тамбовской области два 14-летних юноши зверски убили человека. Я представляю себе, что если введут ювенальное право у нас в стране, что будет: их будут гладить по головке и говорить: «Ну ладно, ребята, на первый раз мы вас простим, ничего страшного, мы вас накажем немножко, как за хулиганство». Мы все смотрим на запад, все смотрим на США, а там смертную казнь никто не отменял.

Нас одурачивают, оболванивают подчистую. И пример отца Даниила показывает нам, что есть такие люди, есть такие родители, священномученники, которые не просто любят свой народ, они готовы пострадать за него даже до смерти крестной.

Очень печально, что власть, которую мы так ждали… столько услышал буквально недавно… О каких завоеваниях демократии вы говорите? Принцип презумпции невиновности, провозглашенный в Конституции, до сих пор не действует.

Вся эта сила направлена на уничтожение православия.

В заключение хотелось бы сказать, что Александр Невский в 16 лет одержал свою первую победу, по нашим меркам – несовершеннолетний.

Спасибо.

 БОРОВИКОВА ТАТЬЯНА МИХАЙЛОВНА:Дорогие друзья, дорогие братья и сестры, я очень много в последние полгода занималась темой ювенальной юстиции. В какой-то момент я поняла, что мой 7-летний сын задает неправильные вопросы. В мае на Свято-Алексеевской пустыни на конференции о православном воспитании с Медведевой и Шишовой, я стала интересоваться и ходить (я и раньше ходила достаточно много в Госдуму, в общественную палату, последние 3 года мы пробивали дорогу своим проектам, чтобы была реальная поддержка семьи, мы предложили «Год семьи», мы предложили строить жилье для многодетных семей)…«Бог заповедал, чти отца и матерь. Злословящие отца и матерь смертью да умрят», -слово Божие. Получается, что вся система воспитания, образования зиждется на послушании. Христос в послушании своему отцу пришел на землю. Любой человек, чтобы чему-то научиться, чтобы что-то воспринять, вырасти достойным, должен обладать доверием к своим родителям, должен быть покорен властям, над ним поставленным, в первую очередь отцу и матери, должен иметь возможность воспринять духом и сердцем, что ему говорят. Мы не хотим в своих детях увидеть бесчестие и посрамление, мы хотим, чтобы они принесли нам радость, чтобы это было честью для нас. И это наша основная задача.

Что делают наши враги? Они ловят нас на наших дырках. Мы равнодушны, теплохладны, очень часто нам есть дело только до своей семьи, а нет дела до соседнего мальчика, который пошел курить в подъезде. Получается потом, что этот мальчик, который пойдет и украдет, открывает ворота ювенальной юстиции, и мы в этом виноваты. Наши враги пользуются тем, что мы не выстраиваем систему государства такой, как нужно нам. Они захватывают ключевые командные места, они свили себе большое гнездо в Общественной палате, потому что мы туда не идем. Они под флагом «Общественность» на деньги иностранных спонсоров делают все, что им заблагорассудится. Они двигают те законы, за которые им платят, и продвинули они уже очень много законов, которые помогают растлевать наших детей.

Я могу констатировать, что против России идет широкомасштабная гуманитарная агрессия. Я уже 3 года говорю о том, что против России идет демографическая война, что Россия вымирает, нищает. Сегодня наши враги пытаются подготовить революцию «отцы- дети», они успешно провели сексуальную революцию, которой никто не воспротивился. А следующий этап – разрубить Богом установленную связь отец-сын, и если враги перерубают это, то они влезают в наш «корневой каталог», они ломают наши первоосновы.

Сегодня уже было сказано о том, что детям пытаются внедрить мысль о насилии в семье. В учебниках по ОБЖ учат, что делать в таких ситуациях. То, как изображаются там родители – это преступление. Толстый папа с кружкой пива в руках, ремнем и трехэтажным матом, а рядом подпись «Если тебя обижают родители – позвони по такому-то телефону, мы тебе поможем».

Очень активно муссируется тема малолетних преступников в том ключе, что это дети, их нужно реабилитировать, нужно создавать новые судебные системы и т.д. Они хотят сфокусировать наше внимание на этой проблеме, чтобы потом пойти широким фронтом на все остальные семьи. У нас хорошая, нормальная судебная система. Это нам нужно больше заниматься своими детьми, в том числе оступившимися.

Хотелось бы сказать по поводу искоренения телесных наказаний. В Европе и США люди отдают своих детей на обучение в частные пансионы, после окончания которых человек и образован, и воспитан, и может построить замечательную карьеру. Во многих пансионах провинившихся наказывают розгами. От принципа телесных наказаний там никто не отказывается. А у нас …Складывается ощущение, что нам пытаются продать дохлую кошку, политую сладким сиропом.

Так же хотелось бы сказать о том, как УЖЕ ювенальная юстиция шагает по стране, и о тех семьях, которые ее стали жертвами вопреки Божьим законам, человеческой логике и зачастую — российскому законодательству. Дела фальсифицируются. Уже беззаконно отбираются дети из семей.

Мы подготовили письмо В.В.Путину такого содержания: «В целях возрождения России, укрепления ее народа, семьи, политической и экономической системы, активизации здоровых сил общества просим Вас, нашего национального лидера, поддержать инициативу объявления всероссийского призыва мобилизации в защиту семьи, детей, духовно-нравственных ценностей и национальных интересов России во имя св.блгв. князя Александра Невского». Мы предлагаем объявить это национальной программой действия.

 

Я надеюсь, вы все включитесь в этот призыв, и посильно, у себя на местах, во-первых, постараетесь не пропустить ювенальную юстицию и, во-вторых, по-честному займетесь вашими детьми. С Божьей помощью мы переживем эти трудные времена и возродим Российскую Империю. Спасибо.

 

ХОМЯКОВ ВЛАДИМИР ЕВГЕНЬЕВИЧ:Выступление мое касается угроз, которые несет ювенальная юстиция не только семье, как малой церкви, не только нашей духовности, нравственности, нашей культуре, нашему обществу, но и нашему государству. Речь пойдет об угрозах национальной безопасности России. Суть ювенальной юстиции, как об этом уже говорилось, — разрушение семьи, разрушение всей системы образования и т.д. Вкратце, во-первых, ювенальная юстиция -это лишение человека до 18 лет наказаний, связанных с лишением свободы, делает безнаказанным ряд преступлений. Второй аспект – это наличие целой сети уполномоченных по правам ребенка, в каждом подъезде, в каждой школе, тех самых сборщиков доносов от новых  Павликов Морозовых, по которым через ювенальные суды будут приниматься соответствующие решения. К чему это может привести? Давайте обсудим ситуацию.

Если до 18 лет нельзя наказать ни за что, это говорит о том, что сейчас, например, проблема наркомании стоит перед страной крайне остро, — мы получим миллионы несовершеннолетних наркодилеров в каждой школе, в каждом доме, в каждом дворе, которых практически нельзя будет наказать. Вы знаете степень криминализации нашего общества, мы получим колоссальное количество несовершеннолетних и абсолютно ненаказуемых исполнителей, через которых криминал может совершать самые тяжелые преступления, они будут безнаказанны. Это прекрасный рабочий материал. Мы получим серьезную криминализацию молодежи. Мы получим молодежные банды в каждом дворе, потому что, извините, по телевизору молодым людям показывают, как здорово и весело на Западе эти банды гуляют. А если за это еще и не наказывают, то почему бы и нет? Плюс в случае дестабилизации обстановки мы получим огромное количество погромщиков, которые пойдут спокойно громить, и их можно будет использовать в любых дестабилизирующих акциях. Они безнаказанны, как я уже говорил.

Если кто не знает, во Франции, когда массово жгли машины, если в банде поджигателей был хотя бы один несовершеннолетний, то он брал всю вину на себя, и не могли наказать никого, — ювенальная юстиция. Нам это, как вы понимаете, не нужно.

Следующий момент – момент межэтнических столкновений, очень сложный, о нем мы, почему-то, не думаем. Вы знаете, что этнические диаспоры имеют достаточно хорошие связи с правоохранительными органами, и нет никаких сомнений, что они будут установлены и с ювенальными органами. А теперь давайте подумаем, если преступления несовершеннолетних представителей этих самых диаспор будут постоянно квалифицироваться как подведомственные ювенальной юстиции, преступники будут освобождаться от наказания, к чему это может привести? Это может привести к тому, что люди пойдут на самосуд. Самосуд – это дестабилизация, самосуд вызывает месть. И мы получим те самые межнациональные, межрелигиозные столкновения, которыми нас, собственно, и пугают последние годы.

Следующий момент- социальный аспект. Журнал «Spiegel» сообщил, что в прошлом году в сытой Германии было отобрано 70 000 детей, из них чуть ли не половина с формулировкой «недостаточно хорошее материальное положение». Давайте подумаем, сколько с такой формулировкой можно забрать детей у нас в случае ювенальной юстиции, и как будут реагировать на это родители, притом, что богатые будут откупаться?  Это вызовет социальную дестабилизацию, уже по межклассовому принципу.

И, наконец, давайте поймем следующий момент – создание системы тех самых омбуцменов в каждом дворе, которые в состоянии шантажировать, что уж говорить, любого родителя, любую семью. А это ни что иное, как создание теневой системы управления страной, которой нет ни в одной конституции, которая никому не подчиняется, которая не входит ни в одну юридическую систему, а выходит сразу на Страсбургский суд. Такая система уже сейчас создается на иностранные гранты, мы видели сытые лица этих европейских джентльменов, которые пишут для нас, как следует понимать права ребенка, и которые приезжают сюда это дело оплачивать и контролировать. Нет сомнений, что они же будут контролировать эту систему в случае ее создания. Это несет колоссальные возможности для манипулирования не только обществом, но и отдельными представителями общества. Что-то про Украину

Дети есть у всех. И к каждому завтра могут прийти и сказать: «Если вы не хотите лишиться ребенка, вы должны сделать то-то и то-то». Я уже не говорю о коррупционной емкости этой системы.

Таким образом мы как общество обязаны привлечь внимание действующей власти. Мы должны требовать того, чтобы права ребенка были сформулированы в нашем православном русском понимании, таком, которому соответствуют нашей национальной культуре и традициям. Курить травку- это не право ребенка, заставить убирать в комнате – это не насилие над ребенком.

Сама эта система должна создаваться не кучкой наемных, причем на западные деньги, людей. Мы не боимся назвать их имена. Есть лоббисты в Думе: депутат Лахова, депутат Мизулина, а в Общественной палате наиболее мерзопакостная фигура- господин Зыков, тот самый, что лоббировал введение легализации легких наркотиков в России.

Мы, Общественный комитет, убеждены, что по мере того, как мы будем крепнуть, я думаю, и с вашей помощью, вы войдете в наши ряды, мы попытаемся организовать отзыв этих людей с тех мест, которые они совершенно незаконным образом занимают. Спасибо.

 

БОНДАРЕНКО НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ: Добрый день, уважаемые братья и сестры, коллеги.

Эмоциями делу не поможешь. Наши враги имеют холодные головы, они имеют план действий, определенный расчет, они встроены в систему принятия государственных решений, они имеют свою выстроенную инфраструктуру, финансирование. Мы, к сожалению, пока не выстроили такой инфраструктуры противодействия их системе, мы ее только выстраиваем.

Как человек государственных убеждений, я не склонен повально обличать наше государство. Критиковать действия отдельных чиновников, на мой взгляд, допустимо, но это государство наше, и мы будем делать все, чтобы оно стало православным. Мы не должны расшатывать наше государство, мы должны его выстроить под наше общество, скажем так.

Что такое ювенальная юстиция? Своего рода это прообраз будущего, не дай Бог, антихристианского государства, когда не только сами дети не будут принадлежать родителям, но и родители сами себе не будут принадлежать. Ювенальная юстиция с точки зрения наших оппонентов – это своего рода реакция на проблему, которая имеет место в России. Проблема эта называется защита детей. К сожалению и стыду нашему, в России очень много проблем, в том числе и в сфере образования. Мы, к сожалению, до сих пор не сформировали альтернативные проекты развития системы образования, системы защиты детей в России. Эта проблема не возникла вдруг, она была. А наши оппоненты организовались и предложили решение, которое нас не устраивает. Надеюсь, что созданный Общественный комитет в защиту семьи, детства и духовно-нравственных ценностей организует интеллектуальную работу, и я призываю всех сидящих здесь людей, квалифицированных юристов, педагогов включиться в эту работу, чтобы мы сформировали какое-то альтернативное видение системы защиты в России.

В Свято-Алексеевской пустыни я познакомился с женщиной, она с внуком там пряталась. Отец насиловал своего ребенка. Я 2 года пытаюсь решить эту проблему, несмотря на письма в генпрокуратуру, прокурору Москвы, все спускается вниз, опять в ту же прокуратуру. Наши оппоненты предлагают некие ювенальные суды. Я столкнулся с ужасным состоянием нашей следственной системы. Часто жертва становится преступником, а преступник- жертвой. Что касается педофилии, я проанализировал эту ситуацию: произошел факт насилия, пострадавшие обращаются в местную поликлинику, там делают экспертизу, которая подтверждает факт насилия, а следователь затягивает дело, не возбуждает уголовного дела. По нашему законодательству, подобные предварительные экспертизы не являются доказательством. Поэтому следователь оттягивает дело как можно дольше, следы пропадают и доказать ничего уже нельзя. Одно из моих предложений, которое я направлял «наверх», было таковым: обратился человек в следственные органы с подобным делом – срочно, за счет государства сделать экспертизу, до возбуждения уголовного дела. Таким образом можно было бы решить очень много дел, связанных с насилием.

В советское время при МВД было специальное подразделение, которое занималась вопросами педофилии. Почему бы сейчас не возродить деятельность такого подразделения, допустим, при ФСБ, как менее коррумпированного ведомства.

Существует ряд мероприятий, которые могли бы заменить предложения наших оппонентов. Но нам нужно заняться этой работой. Повторюсь, эмоциями не спасешь ситуацию. Я призываю всех потихоньку осваивать общественные технологии, а кому Бог положил на сердце – политическое искусство. Я призываю всех к самоорганизации и активным действиям. Спасибо.

 

ОЛЕГ ЮРЬЕВИЧ КАССИН: Братья и сестры, нам на протяжение последних двух недель постоянно задавали одни и те же вопросы, в основном, это три группы вопросов: «Кто вы такие, Комитет?», «Что вы собираетесь делать для пресечения этого безобразия?» и «Как вам можно помочь?». Я коротко отвечу на эти вопросы.

«Кто мы такие?». Мы – группа православных граждан, которые видят, что дальше нельзя отступать перед нашествием этих бесов, этой толерастии и прочей гадости, решившие сорганизоваться. Среди нас люди, много лет занимающиеся общественной работой, профессиональные юристы, эксперты, общественные деятели. Комитет создан по инициативе Народного Собора – общественной организации, включающей в себя более 200 общественных организаций: ветеранских, православных, патриотических, военно-патриотических, информационных и прочих. У нас есть определенные информационные ресурсы, крупные информагенства, православные, общественные, с которыми мы договорились, ряд радио, собственные издания (газеты тиражом более 30 000). Входят в состав целый ряд известных общественных деятелей: сопредседатель союза писателей России Крупин, президент международного фонда славянской письменности и культуры Александр Крутов, Николай Бурляев («Золотой Витязь»), Александр Солуянов- герой СССР, генерал-майор ВДВ, Александр Маргелов- сын создателя ВДВ, и много других известных людей. В принципе, все эти люди также разделяют Аши взгляды и своим авторитетом укрепляют наше движение. В Комитет входит целый ряд знаменитых экспертов, практически большинство из них сегодня присутствуют. Мы приглашаем те общественные и информационные организации войти в Комитет, укрепить его, чтобы мы могли действовать. На сегодня у нас отделения в более 50 регионах, но не все равноценные, и если есть те, кто готов подключиться — милости просим.

«Что мы собираемся делать?». Чиновники сейчас постоянно говорят: «Вас, православных, не слышно, не слышно вашей реакции». Меньшинство навязывает неорганизованному большинству свой ритм, свои законы, свою модель. Я вспоминаю, как мы действовали сообща, вытаскивая долгопрудненских милиционеров (два православных милиционера, вышедшие на след своих начальников-наркоторговцев, были посажены в тюрьму). Тогда мы собрали информационный штаб, активных людей, которые откликнулись на наш призыв поучаствовать в этой работе, организовали группы людей. Мы оперативно и регулярно проводили различные пикеты, молитвенные стояния, митинги, назначали различные экспертизы, давали интервью и комментарии в различные информагентства. В итоге, последний наш митинг, который мы проводили у министерства внутренних дел, прорвал информационную блокаду, и к нам вышел помощник министра внутренних дел и предложил помощь от самого министра.  До сих пор эта команда не распалась. Сейчас время действий.

Как мы намерены действовать?

Мы четко отслеживаем все изменения в законодательстве, которые проталкивают наши враги.

Даем юридическую экспертизу, анализируем их на предмет вредоносности для нашего государства.

Оперативно реагируем на них в СМИ, формируем общественное мнение, выпускаем листовки, подключаем депутатов, чиновников. Это то, чего нам сейчас не хватает. Нужно активнее выходить на улицы, организовывать пикеты, выступать в СМИ, давать различные комментарии. К сожалению, сейчас православным не хватает волевого организующего начала. Мы постарались его привнести и подключить подобные энергичные организации в других регионах, и вместе, сообща поднять эту волну.

Взаимодействие с заинтересованными представителями власти. С Путиным удалось пообщаться, сейчас общаемся с депутатами Госдумы, которые, к сожалению, также ничего не знают про ювенальную юстицию, а когда узнают, просят экспертные заключения, материалы для поднятия этого вопроса в Думе.

Критикуя, мы должны разрабатывать альтернативные программы, проекты.

Создание территориальных структур, ячеек и групп и привлечение союзных организаций. Вот этим мы сейчас и занимаемся. Мы сейчас изучаем опыт многих региональных структур, которые вышли с нами на контакт, происходит синергетическое усиление.

В кратчайшие сроки нужно вывести наше общество из летаргического сна, из спячки, в которой он уже много лет находится, мобилизовать его.

«Чем нам можно помочь?»

1)      оповещать, обзванивать сторонников. Система создания диспетчерской службы необходима, в регионах мы хотим создать оперативный объединенный штаб.

2)      производить (на ксероксе) и распространять печатные материалы. Очень мало людей знает, что такое ювенальная юстиция. Нужно очень большое количество печатной литературы и ее распространение, особенно в регионах. Мы подключаем информационные агентства, журналы.

3)      участие в мероприятиях Комитета.

4)      организация местных отделений Комитета

5)      иное содействие Комитету в иных формах

 

Готовится открытие сайта в ближайшее время, где будет регулярно выставляться материалы, обновляться информация. Сейчас же можно получить информацию через сайты движения «Народный Собор», «Русская Линия», «Правая.ру» и ряда других организаций, также слушайте «Радио Радонеж» и «Народное Радио». Спасибо.

 

РЯБИЧЕНКО ЛЮДМИЛА: Перефразирую известную пословицу о политике: «Если ты не занимаешься ювенальной юстицией, ювенальная юстиция займется тобой». Я хочу сказать, как я коснулась ювенальной юстиции, имея большой опыт общественной работы, в том числе и по отстаиванию прав граждан нашей области, мы вели, ведем и будем вести проект по закрытию игорной зоны в калининградской области, когда нас хотят превратить в клоаку государства,  мы добились того, что дело находится в международном суде, сейчас ждем решения, которое будет в течение 5 лет, но на это время мы создали мораторий для этого проекта. Мы не занимались проектом ювенальной юстиции, но она нас тоже нашла. К нам приехали из Гамбурга наши соотечественники, семейная пара, которая хотела вернуться на родину в Калининград. Провели переговоры с руководством области, были готовы переехать, а когда  вернулись домой, оказалось, что троих детей у них ювенальная юстиция забрала. Забрала по той же причине, по какой будут забирать у нас, если мы ничего не сделаем.

Их 7-летняя дочь вела себя плохо в школе, учителя провоцировали родителей на срочные меры, угрожали родителям исключением ребенка из школы. Поскольку родители были воспитаны в России, отец «вразумил» по-русски, отшлепав ребенка, в рамках разумного, конечно, это было обычное отеческое наказание. На этом, казалось бы, все было исчерпано, но девочка воспитывалась в Германии, и, придя в школу, пожаловалась своей учительнице. «Бедное дитя ,мы защитим тебя», — сказала учительница. Тут же была вызвана ювенальная полиция. Ребенок ничего не сказал родителям и утром спокойно собрался в школу, откуда его забрали в интернат, а чтобы не разлучать детей, забрали также старшего и младшего. Родители ничего не знали и вечером ждали своих детей, но не дождались. Стали наводить справки, оказалось, что дети им больше не принадлежат.

Когда дети поняли, что шутка зашла слишком далеко, через 2 недели они сбежали из приюта. Они сообщили родителями об этом, родители их встретили, и сообщили в органы, что дети у них на выходных, но вернутся в приют. Если собственного ребенка вернуть в семью – это приравнивается к похищению, за чем следует лишение свободы на 9 лет. Вечером следующего дня в дверь позвонили, полиция. 13 человек штурмовали дом, выбили дверь, бросили мать на пол в наручниках, всячески провоцировали отца на драку, чтобы в итоге его посадить и оставить семью без защиты, в конце концов и ему дали по голове, он потерял сознание. Когда очнулся, все члены семьи были в наручниках. Соседей, прибежавших на помощь, полиция тоже затронула : кому-то разбили камеру, кто-то получил физические травмы.  В результате, свидетелей не осталось.

Детей развезли в разные приюты. Родители обращались и к юристам, и к психологам, и в социальные службы… И в течение двух лет родители пытались вернуть своих детей, без всякой на то надежды.

Все муки таких родителей можно рассказывать многочисленно. Ювенальная система в Германии одна из самых жестких, собственно, как и везде. В Германии, к тому же, очень педантично следуют всем инструкциям. Они настолько изощренно действуют по отношению к семье, что даже криминальная полиция с ними не связывается. Термин «изъятие детей» уже прижился и в наших социальных службах.

Тем не менее, ювенальная юстиция, как мы не боимся ее создания, уже создана. В 1995 году было положено начало ее созданию, принятие конвенции по правам ребенка. Россия ее принимала и ратифицировала только для того, чтобы войти в Европейское сообщество. Мы в него вошли, теперь мы пожинаем плоды. В то же время была принята европейская хартия молодежного участия в региональной и муниципальной жизни, которая предписывает подписавшим ее государствам расширить право детей и молодежи на управление государством. И у нас это действует через всевозможные молодежные парламенты, молодежные структуры, которые в какой-то степени управляют государством. Создаются они с одной целью – показать детям, что те не нуждаются во взрослых, и сами могут управлять государством. Это и есть подготовка общественного сознания к тому, что родители не нужны.

В 2002 году было первое слушание закона по ювенальной юстиции. Каждый год в июне проводится очередная попытка провести второе слушание этого закона. К счастью, неравнодушным людям пока удается блокировать эти попытки, но они нарастают, и парламентские слушания 12 ноября 2009 года — свидетельство тому.

В 2005 году в Москве и Санкт-Петербурге были распространены плакаты с изображением расколотой чашки и надписью «Насилие в семье? Участковый – от слова «участие», позвони… ». Начало школьных программ по изучению прав ребенка, тиражирование в СМИ зверств родителей.

В 2007 году в Санкт-Петербурге было принято постановление о реализации в Санкт-Петербурге  программы действия ЮНИСЕФ «Создание городов, доброжелательных к детям». Этот же город был первым, кто принял программу «Создание поликлиник, доброжелательных к подростам», в которых занимаются секспросветом.

2009 год – создание института детского омбуцмена, парламентские слушания. Мы подходим к итогу.

Структура ювенальной юстиции создана в таком виде: пилотных регионов было сначала 4, теперь их 20. В Таганроге создан ювенальный модельный суд, по модели Монреальского (нам предлагают канадскую систему), Ростовский ювенальный центр, который является методическим объединением, разрабатывающим методики по изыманию детей, научно-педагогический институт ЮЮ при РГСУ: изменение учебных планов вуза, введение новой специальности «социальный работник» (это будет тот человек, который будет приходить в семью с функциями помощника судьи и безо всякого ордера осматривать имущество, осматривать помещение, осматривать детей и выносить решения по изъятию ребенка). Программа молодежного участия, о которой я уже сказала, — переориентация органов опеки на изъятие детей. Создание системы обязательного информирования врачами органов внутренних дел о всяких случаях детского травматизма. Система создания прецедентов родительской жестокости. Создание нормативной базы, линия детских телефонов доверия.

Нормативные документы, которые уже созданы.

1.     Инструкция по проведению социального расследования — большая подборка документов с подробными описаниями расследования, а где расследование, там и приговор.

2.      Карта обследования семьи, созданная из 15 пунктов. По каждому из этих пунктов любого можно лишить ребенка. Согласно этому обследованию ребенку придаются статусы (которые, почему-то не расшифровываются) СОП (семья ставится на учет, и периодически, чуть ли не каждый день, будет приходить соцработник и проверять, как семья живет) и НГЗ (ребенок изымается).

3.      Изменение понятийного аппарата, введение понятий «биологические родители».Родители могут быть только одни.

Семья , какая бы ни была маленькая жилплощадь и маленькая зарплата, -это последняя ценность, которую у ребенка нельзя отбирать.

В заключение хотелось бы сказать, что у ребенка есть только одно право – слушаться своих родителей.

Нужно организовать оборону, нужно защитить наших детей.

 

ИГОРЬ ДРУЗЬ: Я хотел бы сказать следующее, здесь мы услышали мысль о том, что если во втором чтении рассматривается законопроект, то он уже не может быть отклонен. Может! Верховная Рада Украины отклонила похожий законопроект. Главным инициатором отклонения была Русская Православная Церковь на Украине в лице полномочного представителя Церкви в Парламенте архиепископа Августина. Большинство Верховной Рады не только отклонило весной этого года этот законопроект, но и теперь обратилось по нашей просьбе к руководству Госдумы РФ для того, чтобы донести свою позицию о деструктивности ЮЮ. Самая крупная фракция Верховной Рады – Партия Регионов – уполномочила меня прочитать открытое обращение к Грызлову- руководителю ГД.

«7 марта этого года фракция «Партия Регионов» Верховной Рады Украины способствовала отклонению проекта создания на Украине так называемой ЮЮ. Такое ведомство существует в ряде стран, и его работа часто вызывает негативный общественный резонанс в этих государствах. Ведь это система, при которой чиновники имеют неумеренно большие права по надзору за детьми и лишению родительских прав по нелепым обвинениям. ЮЮ везде показала свою разрушительную суть, приводила ко многим человеческим трагедиям, коррупции. Неудивительно, что «Партия Регионов» получала по этому вопросу значительное число обращений от различных организаций и особенно от РПЦ на Украине. В этих обращениях указывалась недопустимость создания на Украине ЮЮ, органа, который может угрожать самому существованию института семьи, органа, который может усилить молодежную и подростковую преступность.

В частности, в своем обращении полномочный представитель РПЦ в Верховной Раде архиепископ Львовский и Галицкий Августин  в качестве примера приводил Францию, страну, где ЮЮ действует дольше всего и которая прославилась самыми большими беспорядками в истории ЕС, несмотря на то, что создатели данной системы обещали как раз обратное – уменьшение преступности. Идя навстречу пожеланиям общественности «Партия Регионов» способствовала исключению из законопроекта о реализации конвенции прав ребенка пункта 4.9, в котором и предусматривалось создание данного ведомства. Хотелось бы так же отметить, уважаемый Борис Вячеславович, что продвижение данного законопроекта целиком и полностью поддерживалось теми же прозападными фондами, которые организовали на Украине так называемую оранжевую революцию, способствовали ухудшению отношений между Украиной и Россией.

Фракция «Партия Регионов» в Верховной Раде – самая крупная фракция украинского парламента, не только словом, но и делом способствующая развитию взаимовыгодных связей между нашими братскими народами, — считает своим долгом проинформировать Вас о позиции народных депутатов-регионалов, которая заключается в недопущении создания на Украине ювенальной юстиции, угрожающей основам восточно-славянской цивилизации.

С уважением, народный депутат Украины, бывший вице-премьер Украины Дмитрий Табачник.»

Такое же обращение к главе думского комитета Мизулиной написал народный депутат Украины Голуб.

Мне лично идея создания ювенальной юстиции напоминает ту же теорию приватизации промышленности, что была в 90-годы. Если вы помните, шло очень мощное нарастание в прессе о том, что только частные собственники могут спасти нашу экономику, только если приватизировать все и вся, можно спасти нашу промышленность. И ,если вы помните, то половины нашей промышленности, как в России, так и на Украине, мы лишились. Теперь те же самые западные фонды гудят и шумят о том, что если мы не национализируем всех детей, то семье конец. Я думаю, что все совсем наоборот.

Я заметил, что наши прозападные фонды, фонды Сореса, Аденауэра, Британский совет и т.д, очень часто выступают то очень большими либералами, то очень большими государственниками. Казалось бы, никакой логики в этом нет,  а логика-то есть.  Если речь идет об укреплении армии, например, то они всегда страшные либералы, они выступают за то, чтобы армию всячески сокращать и ослаблять своими реформами. Если речь идет о детях, то они выступают страшными сверхгосударственниками, вещают о том, что мы должны спасать наших детей, которых якобы некому спасать. Это на самом деле абсурд. Это одна из форм организационного оружия, при котором даже если мы создадим этот орган из англов небесных , чего не бывает, потому что на работу с маленькой зарплатой зачастую идут не самые лучшие люди, то получится то же самое, что с фондом госимущества на Украине (его возглавляли разные люди, которые очень сильно злоупотребляли своим служебным положением). То же самое примерно будет и здесь.

Сколько я изучаю корпоративное право, я понимаю, что коллективный эгоизм- это страшная вещь. Если создается ведомство по посадке деревьев, то оно будет сажать деревья, если создается ведомство по посадке людей, то оно обязательно будет сажать людей. А в данном случае оно обязательно будет хватать детей, всех подряд.

Мне вспоминается рассказ Лескова «Конокрады», в котором правительство России из благих намерений создает службу по борьбе с конокрадством, но не во всех регионах России были конокрады. Приехал чиновник в место, где никто никогда коней не воровал, а ведь он получает зарплату, и если никто не крадет лошадей, то его должность сократят. Лошади начали пропадать…

То же самое и с ювенальной юстицией. Даже если это будут самые добросовестные, самые хорошие чиновники, но получившие неограниченные права, они обязательно будут забирать детей, они обязательно будут брать взятки только за то, что они занимаются вашими детьми.

Как с этим бороться? Мы организовали журналистов, которых полностью проинструктировали и попросили осветить этот вопрос.  Главное в решении парламентских вопросов, по моему опыту работы, где-то на 87% это позиция профильного комитета. В нашем профильном комитете, к счастью, большинство составляли тоталитарные, дремучие сторонники дружбы с Россией, регионалы и коммунисты. Они были ознакомлены с материалами негативной реакцией общественности на это дело, а главное- негативная позиция РПЦ. Как бы там ни было, но РПЦ уважают большинство в парламенте. Мы попросили всех своих знакомых бомбить по электронным адресам всех депутатов, особенно в профильном комитете Верховной Рады, посылать письма. Не все депутаты читают, но кое-кто читает все-таки, читает Аппарат Верховной Рады, помощники депутатов. Они прочитали и ужаснулись. Это узаконенный киднеппинг, если раньше людей «заказывали» снайперам с винтовкой или налоговой полиции, то теперь можно будет «заказывать»  с помощью чиновников по делам детей. Как говорил Гитлер: «мы доберемся до вас через ваших детей». Впрочем, Гитлер до идеи ювенальной юстиции не додумался.

Мы не имеем влияния на решения парламента, но мы можем донести нашу мысль, наши слова. Церковь – единственная хранительница семейных ценностей. Таким образом, я думаю, что и в России, чего я искренне желаю, будет провалена ювенальная юстиция.

А напоследок хотелось бы сказать, что когда я ехал сюда, вышел погулять со своими сыновьями, и вдруг увидел  в небе огромный крест, я его даже сфотографировал, мне вспомнились слова «Сим победиши», которые Бог сказал равноапостольному Константину.

  

ЗАХАРОВА НАТАЛЬЯ: Со словом «жертва» я не согласна, потому что французская юстиция сказала, что я подорвала имидж Франции, сделав свою историю известной всему миру. 11 лет назад французская ювенальная юстиция отняла мою дочь, которая до сих пор находится в ее руках. Несмотря на участие 5 президентов, как российских, так и французских, наше дело не сдвинулось с мертвой точки. Оно не сдвинулось по простой причине, что сотрудники ювенальных служб просто не хотят отдавать дочь. Французской ювенальной юстиции уже 65 лет, и очень трудно бороться с таким монолитом, прочно вросшим в землю.

 Мы попытались понять и проанализировать проблемы ювенальной юстиции европейской модели, потому что то , что там разваливается, у нас сейчас только на подходе. Так вот, хорошо бы знать, что нас ждет через 65 лет.

Первое, на что хотелось бы обратить внимание, это дисфункция европейской модели ювенальной юстиции, которая заключается в разрозненности и децентрализованности системы. Каждый судья в каждом суде по-своему понимает интересы ребенка. Например, когда наш с моей дочерью рапорт психологов был хороший, судья просто не приняла его к сведению, а попросила полицию посадить меня в КПЗ, за то, что я использовала этот рапорт.

Далее, однозначное негативное отношение сотрудников социальных служб и судей к родителям. Например, сотрудники соцслужб, наблюдавшие за мной и Машей, а мы всегда встречались в присутствие надсмотрщиков, написали в своем рапорте, якобы мадам Захарова совершает случку со своей дочерью и трется с ней тело о тело.

Также, активное противостояние системы ювенальной юстиции возвращению отнятых детей к их родителям. Моей апелляции 11 лет, за которые я не получала пересмотра решения.

Массовый характер нарушений конвенций по правам человека и ребенка самой системой ювенальной юстиции.

Я зачту послание-петицию Катрин Гадо, председателя ассоциации «Ниточки Ариадны», у которой когда-то отняли ребенка и которая просит подписывать эту петицию всех правозащитников. Вот что она пишет: «Недопустимо необоснованное отнятие ребенка из семьи, недопустимы встречи родителей по 1 часу 2 раза в месяц, длящиеся более 5 лет», — в нашем случае, более 11 лет, -«Что происходит с мамами, которые не сделали ничего плохого своему ребенку. Семьи разрушаются, множество специалистов по защите прав детей убеждено, что 50 % отнятых детей отняты незаконно, 25% имеют отрицательную эволюцию с самого начала, 25% — не должны быть продолжены. Если сложить эти цифры, то получится 100% отнятие детей, бессмысленное, безосновательное, противозаконное. Рана, нанесенная ребенку из-за разлуки с семьей, никогда не заживет. Эти разлучения с семьей делают детей беспризорными, хулиганами, уголовниками, психически больными. Отнятые дети очень часто становятся жертвами сексуального насилия взрослых. Какое же у них будущее?..»

В год один отнятый у родителей ребенок обходится французскому государству в 432 000 евро» . Я подсчитала, моя дочь обошлась в 4 752 000 евро.  В 1999 году правозащитная ассоциация издала документ и направила его в Национальную Ассамблею, где написано, что около 2 000 000 детей во Франции, половина уже не видит своих родителей, как Маша – меня, и не известно, когда увидят. Хочу сказать, что судья Валентини, я счастлива произнести сегодня ее имя при таком почтенном собрании, садистски издевавшаяся все эти годы надо мной и над Машей, сказала на судебном заседании, что она из 10 детей, которые у нее есть, отнимает 9 из-за удушающей, захватнической любви родителей к своим детям. По этой же формулировке у меня была отнята Маша, ее написал психолог приюта, который никогда не видел ни меня, ни мою дочь.

И последнее, отсутствие качественного контроля над работой ювенальных судов и над сотрудниками соцслужб. И самое главное, это разрушение семейных родовых, духовных отношений родителей и детей. Сотрудница ювенальной службы Натали Кислик сообщала мне, что они очень тщательно работают над сердцем и душой Маши, чтобы стереть мой образ из ее памяти и чтобы она приучалась жить без мамы.

Я написала книгу «Верните мне дочь», где привожу все эти документы слово-в-слово. После публикации этой книги мне присвоили почетное звание Члена союза журналистов, потому что это честная публицистика, и таких страшных вещей, написанных в документах, пожалуй, нигде нельзя найти.

Последнее, что бы мне хотелось сказать, ювенальная юстиция из систему защиты охранительной превратилась, к сожалению, в систему карательную, лишая детей не только настоящего, но и будущего.

28 ноября Владимир Путин едет во Францию, который начинал эту борьбу, указывая Жаку Шираку на многочисленные нарушения европейской Конвенции по правам человека. Я хотела бы передать ему письмо через А.И.Голованя, потому что, к сожалению, письма премьер-министру трудно передать. Хочу вам зачитать то, о чем я его прошу, и если вы ЗА, то подпишитесь тоже. «Уважаемый Владимир Владимирович, 11 лет назад Вы неоднократно обращали внимание Франции на нарушение Францией статей Конвенции по правам человека в деле маленькой россиянки Маши Захаровой. Теперь Маше уже 14 лет, но она, отнята противозаконно у своей мамы ювенальной юстицией Франции, по-прежнему влачит жизнь сироты на родине прав человека. 3 месяца назад ее мама слышала ее голос, французские власти отказываются до сих пор не только воссоединить дочь с матерью, но и дать хоть какую-нибудь информацию о местонахождении. Мы, участники конференции, убедительно просим Вас обратиться к французским властям о прекращении произвола над жизнью и психическим здоровьем Маши Захаровой и требуем воссоединить мать с дочерью.» Я буду очень вам признательна, если вы поддержите меня.  Спасибо.

 

ВАЛЕРИЙ ШАВКАТОВИЧ МЕТАЛИЕВ (городское екатеринбургское общественное движение «Родительский комитет»):

Здравствуйте, уважаемые участники Общественных слушаний, уважаемый Президиум.

Я представляю «Родительский комитет» г.Екатеринбурга, мы сотрудничаем на Урале со многими общественными организациями, основные из них: фонд «Русский предприниматель», екатеринбургское отделение Всемирного Русского Народного Собора, фонд «Уральский родительский комитет». Коллектив у нас сработанный, слаженный, поэтому многие сложные, серьезные социальные инициативы нам удалось осуществить.

Во-первых, с помощью многих общественных организаций нам удалось закрыть муниципальный центр «Холис» в Екатеринбурге, что позволило на некоторое время приостановить продвижение сексуального просвещения в России. К слову сказать, сейчас снова идет активизация этого направления в школах.

Во-вторых, совместно с учеными и юристами ведется большая работа по точному выполнению Послания Президента РФ и лидеров традиционных конфессий в России по введению в школах основ религиозных знаний. Мы получили информацию, что идет подмена цели Президента РФ. Это подтверждается экспертным заключением, составленным по заказу фонда «Русский предприниматель» г.Екатеринбурга, докторами юридических наук Понкиным и Кулеевым. Экспертизы направлены Президенту, Председателю Правительства, Святейшему патриарху Кириллу и в другие государственные органы.

В-третьих, в активной фазе выполнение проекта по защите детей от насилия. Об этом проекте расскажу поподробее, возможно, этот опыт можно будет применять, чтобы остановить ювенальную юстицию.

Конец 2007- начало 2008 – расцвет эпидемии сексуального насилия над детьми в России. Родители Екатеринбурга, как и все родители России, в поиске решения по ликвидации этой заразы. Первое дело, осуществленное нами, — составление обращения к Президенту РФ, в Госдуму, в Совет Федерации, МВД, прокуратуру, СМИ с информацией об опасной ситуации в обществе, с предложением об усилении уголовного наказания за сексуальные насилия над детьми, вплоть до применения смертной казни, кастрации насильников, и сбор 5 тысяч подписей родителей, поддерживающих наше заявление. Первая реакция общества, СМИ и правозащитников была откровенно враждебной для нас, мы попали под обстрел всех «добродетельных» любителей правозащиты. И виноватыми, по их мнению, в таком массовом насилии оказались родители и дети: родители плохо следят за детьми, а дети специально соблазняют насильников. Систематическая постоянная работа со СМИ, пресс-конференции, акции, позволила изменить их мнение по этому вопросу. ПО направлению совершенствования законодательства, можно сказать, удалось сделать невозможное: постоянные письма Президенту, Председателю Правительства и другим первым лицам государства привели к предложению от Президента РФ поправок в УК РФ об ужесточении наказания для насильников на довольно приличные сроки. Время, когда эти поправки вышли, оказалось перед самыми летними каникулами депутатов Госдумы. Прошли 2 слушания, и вдруг мы узнаем, что 3-е слушание назначено после летних каникул, то есть, в летнее время, когда нужно усиливать защиту детей, дети будут легко доступны для бандитов-педофилов.

Чтобы заставить депутатов решить этот вопрос до конца каникул, наш комитет организовал акцию, которую мы назвали «Памятники». На пресс-конференцию в ИнтерФакс пригласили родителей девочки из г.Первоуральска, которую бандит изнасиловал и убил в здании заброшенного детсада, где эта девочка провела детство. Девочке было 10 лет. Отец девочки застал преступника почти на месте, с ребятами из города поймал его и сдал в милицию. Родители привезли на пресс-конференцию фото с могилы, и мы заявили, что будем отправлять такие фотографии всем депутатам Госдумы, домой и на работу, после каждого несчастного случая с ребенком, так как от их деятельности в Госдуме тоже зависит безопасность детей. Их отдых на море без принятия поправок к УК РФ может привести к сотням невинных жертв. Через несколько часов после пресс-конференции мы с удовлетворением узнали, что депутаты Госдумы решили отложить каникулы на несколько дней для рассмотрения очень важных законов. Они рассмотрели поправки к законам  УК РФ, и закон был принят летом. К сожалению, он не остановил всех бандитов, но,  все равно, многие дети были спасены.

Конкретное практическое действие – так называемая акция «Награда за голову педофила». Член родительского комитета, председатель екатеринбургского отделения Всемирного Русского Народного Собора С.В.Писарев выделил один миллион рублей для проведения этой акции, которая, по его мнению, должна привлечь внимание к проблеме и может заставить общественность не проходить мимо совершающихся преступлений. После того, как был награжден денежной премией первый человек, студент Евгений Ивин, который один вступился за ребенка, сдал в милицию бандита-педофила, и было объявлено, что награды будут постоянными, на нас сорвались все, кто мог, грозили привлечь к уголовной ответственности, проводились следствия по обвинению нас в экстремизме и подстрекательстве. Меня много гоняли по областным, городским и районным следственным комитетам, чтобы доказать, что это дело, которое может возмутить все общество не на хорошие поступки, а на плохие. Слава Богу, все закончилось хорошо. Сейчас наш опыт хотят изучить многие, потому что эта акция довела раскрываемость преступлений по сексуальному насилию над детьми до 92%, это официальная информация пресс-центра УВД Свердловской области.  Всего в рамках этой акции было награждено порядка 15 человек.

 В данное время наш комитет один из активных в вопросе рассмотрения возможности применения высшей меры наказания – смертной казни в РФ. Этот вопрос очень сложный. Мы за то, чтобы была нормальная и надежная система защиты детей. И смертная казнь, если народ поддержит, пусть будет звеном. Без системы воспитания смертная казнь, понятно, — это убийство. По информации СМИ, независимых агентств, проводящих соцопросы, поддерживает эту высшую меру 80 % россиян. И пока лидеры государства, кроме Грызлова, не высказывают своего мнения, опять везде вылазят «добродетельные» правозащитники. Мы готовим очередную серию писем, и прошу руководителей общественных организаций, присутствующих здесь, которые готовы поддержать наши заявления, поставить свои подписи под письмом.

В-четвертых, екатеринбургский городской родительский комитет совместно с активными родителями Уралмаш-района создали общественный фонд «Уральский родительский комитет», который провел совместно с органами милиции более 200 рейдов разной направленности: контроль территорий вокруг школ, проверка педофилов, освободившихся из мест заключений, социальный контроль за благополучными семьями (кстати, это хорошая мера против ювенальных технологий, потому что государственная комиссия по делам несовершеннолетних осуществляет 1 рейд в полгода, а мы делаем 3-5 в неделю, семья чувствует наблюдение и помощь, и не надо никакой ювенальной системы).

Вот краткий перечень дел, проведенных группой общественных организаций Екатеринбурга, в ходящих в «Городской родительский комитет». Эта работа получила хорошую оценку и у государственных органов, также у всеми уважаемой организации Всемирный Русский Народный Собор.

Сегодня наша задача – понять, обдумать и всем вместе выработать план остановки внедрения системы ювенальной юстиции в России. Мы хотим высказать свое видение по этому вопросу. Прежде, чем выработать точный реалистичный план остановки внедрения ювенальной юстиции в России, нужно разобраться, от кого персонально в России зависит решение этого вопроса, затем понять позицию этих лиц по этому вопросу, кто они- наши союзники, которым нужна помощь со стороны общественности, люди, не понимающие этой опасности, или же противники, которых нужно выводить на чистую воду.

Мы слышим разговоры о демократии, о возрождении семейных ценностей на опыте наших предков, а видим совсем другое: протаскивание чуждых российскому народу ювенальных технологий. Мы слышим разговоры о демократии, а нас, родителей, хотели вывести из зала Парламентский слушаний, слова не дали, объясняя нам, что дело о воспитании детей решают не родители, а специалисты-парламентарии.  Возникает вопрос, почему руководители государства, предлагая в последних выступлениях честно и добросовестно трудиться, строить надежное будущее для себя и своих детей, дают возможность внедрять разрушающую систему? Мы видим три ответа на этот вопрос. Во-первых, они хотят строить будущее, но не знают, как. Во-вторых, они не могут его строить без ювенальной юстиции, так как связаны международными договорами. В-третьих, они лукавят и уводят в сторону, говорят одно, делают другое. Когда мы поймем ответ на этот вопрос, тогда мы сможем составить план наших дальнейших действий.

Со своей стороны уполномочен заявить, что большая часть родительской общественности Урала является противницей внедрения ювенальной юстиции в РФ, и мы готовы оказать всемерное содействие в работе по противодействию ее внедрению. Спасибо.

 

ШЕРШНЕВ ОЛЕГ ИВАНОВИЧ (глава фонда демографической безопасности, председатель фонда «Русские»): Уважаемые участники конференции, спасибо вам за то, что вы здесь, что вы участвуете в этой войне на одном из ее фронтов против ювенальной юстиции. Ювенальную юстицию именно и следует рассматривать в контексте демографической войны. Но на войне- как на войне, надо прорабатывать стратегии. Нами, фондом «Русские», разработана «Доктрина сбережения и умножения русского и других коренных народов России в XXI веке». В ближайшее время мы попытаемся ее опубликовать на ваше обсуждение. Здесь, несомненно, найдут и аспекты противодействия ювенальной юстиции.

Я хочу сказать, что мы должны что-то противопоставить ювенальной юстиции и найти какой-то инструмент сбережения и умножения нашего народа, поскольку, понимаете, что демографическая ситуация в России сейчас катастрофическая. Я предложил бы на ваше усмотрение подумать над созданием службы сбережения и умножения семьи и детства. Ее задачи: формирование и содействие условиям поддержания института семьи как основы общества и государства, координация усилий государства, общества и церкви в плане народонаселения России.  Я думаю, нам недостаточно просто защищать семью, этого мало, надо созидать семью, надо находить технологии, которые бы утверждали семейный уклад жизни в России. Я имею в виду и политику, которая тоже должна носить семейный уклад.

Такое большое количество людей в зале внушает нам победу. За нашу победу! Спасибо.

 АЛЛА ДОБРОСОВСКАЯ  (редактор православной газеты «Для простых людей»): Дорогие братья и сестры, хотелось бы сказать, какие хитрые технологии применяют наши враги, чтобы мы поверили и чтобы оболганы были честность, порядочность. На форуме отца Андрея (Кураева) идет дискуссия. К большому сожалению, 2/3 православных очень негативно относятся к противодействию ювенальной юстиции. Это итог промывки мозгов. Приведу пример: в воскресной школе провели беседу о введении ювенальной юстиции с детьми. Со слов учеников, новый психолог расспрашивал о взаимоотношениях в семье, благосостоянии семьи и т.д. Вроде рядовая беседа, но с вопросами: «А как родители относятся к твоим просьбам о покупке чего-нибудь, о карманных деньгах, ведь ты уже взрослый мальчик и тебе нужно учиться быть самостоятельным? Ты знаешь, что родители должны обеспечивать тебе достойное детство?» и просьбами поделиться своими проблемами, обидами, с предложением помощи. «Если ты боишься родителей, ты можешь снять на мобильный телефон что-либо, а потом показать мне», — говорил психолог.

Я считаю, что это криминал. У меня такое предложение: давайте все факты с фамилиями психологов, с номерами школ будем собирать и получится создать фонд преступлений ювенальной юстиции и врагов России, это черная, но необходимая работа.

Спасибо.

Поделиться
Заказать звонок
+
Жду звонка!